Климатические изменения — снова про деньги?

21/09/2021
255

Изменение климата имеет глобальный характер, а значит, это наша общая проблема. Но как ее решать, когда вновь возникают вопросы денег и недобросовестной конкуренции? Попробуем разобраться.

imageВремя решать. Ученые уверены: главный катализатор изменения климата — выбросы углекислого газа. Основные эмитенты CO2 в мире — Китай и США, на них приходится почти 43% мировых выбросов. Российская Федерация находится на пятом месте в мире по эмиссии парниковых газов (4,6%), при этом большая часть выбросов приходится на топливно-энергетический комплекс (78%). Очевидно, главные изменения должны произойти в нем.

Что можем? Наша страна уже в тренде мировых зеленых тенденций и вносит свой вклад в решение глобальных климатических проблем.

Следуя условиям Парижского соглашения по климату, Россия взяла на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов к 2030 году до 70% от уровня 1990 года. В этом направлении активно ведется формирование нормативно-правовой базы.

2 июля 2021 года президент Российской Федерации В.В. Путин подписал закон «Об ограничении выбросов парниковых газов». Сейчас правительство Российской Федерации готовит нормативно-правовые акты для его реализации. «Мы фактически определяем всю архитектуру регулирования низкоуглеродного развития Российской Федерации. Появляются понятийный аппарат, оценка выбросов, поглощающей способности и возможности торговать углеродными единицами. Это базовый документ, который до конца года, надеюсь, будет согласован и принят», — сообщил на сессии заместитель министра экономического развития Российской Федерации Илья Торосов.

Также В.В. Путин поручил правительству при разработке стратегии социально-экономического развития до 2050 года сократить выбросы чистой эмиссии парниковых газов до более низких значений по сравнению с ЕС. Сейчас идет согласование стратегии, в которой возможны четыре сценария: инерционный, базовый, интенсивный и агрессивный. Интенсивный предусматривает достижение углеродной нейтральности России к 2060 году, агрессивный — к 2050-му. В любом случае стратегия должна обеспечить устойчивое развитие экономики и отвечать интересам России.

К примеру, при максимальной декарбонизации нам неизбежно придется сохранить угольную отрасль. Запасов угля в нашей стране, по оценкам Минприроды РФ, может хватить более чем на 200 лет добычи, особенно при умеренном потреблении за счет новых источников энергии. Как отметил Илья Торосов, в два последних сценария заложен рост атомной энергетики в структуре энергобаланса с текущих 20 до 37%, а также падение угля с текущих 13 до 5%. Уже существует углеродно-нейтральный алюминий, никель. В ближайшей перспективе возможно появление углеродно-нейтральной меди, как сообщила на сессии представитель отрасли — заместитель генерального директора компании ООО «Удоканская медь» Юлия Шабала. Важно лишь поддерживать добровольные климатические проекты игроков на нашем экономическом пространстве.

При этом очевидно: чтобы обеспечить рост российской экономики, важно менять ее сырьевую структуру и заменять традиционные ископаемые источники энергии зелеными низкоуглеродными источниками. Это возможно лишь при равномерном движении в трех направлениях низкоуглеродного развития: снижение эмиссии и повышение поглощения углекислого газа и адаптация бизнеса к новым зеленым реалиям. И здесь можно ориентироваться на позитивный пример Финляндии, энергетика которой с 1990-х годов стала переходить на возобновляемые источники, а ВВП вырос в три раза. «Сегодня выбросы в стране сократились на треть, и лишь 2% твердых бытовых отходов вывозится на полигоны», — отметил чрезвычайный и полномочный посол Финляндской Республики в Российской Федерации Антти Хелантеря. При этом, как заметил посол, страна ориентируется на все составляющие зеленой трансформации и каждый сектор экономики может инициировать свои предложения по снижению углеродных выбросов.

Чем опасно ТУР? 14 июля 2021 года Еврокомиссия обнародовала предложения по введению механизма трансграничного углеродного регулирования (ТУР). Европа планирует введение таможенного сбора в форме продажи импортерам специальных сертификатов на ввозимые в ЕС товары в зависимости от их углеродного следа. Первый этап реализации ТУР стартует уже в 2023 году, он будет касаться электроэнергии, удобрений, стали, алюминия и цемента.

Эксперты проводят оценку возможных потерь для Российской Федерации от введения углеродного налога Европейским союзом. В Минэкономразвития РФ подсчитали, что под вводимый углеродный налог подпадает российский экспорт железа, стали, алюминия, труб, электроэнергии и цемента на более чем на 7,6 млрд долл. в год.

«По нашим подсчетам, ежегодные расходы России могут составить 15 трлн руб. на пути к углеродной нейтральности к 2060 году. Это 14–15% ВВП — цифры, сравнимые со стоимостью сталинской индустриализации», — сообщил вице-президент ВЭБ.РФ Андрей Байда.

Конечно, России важно не только стремиться к соответствию европейским требованиям к углеродному следу, но и добиваться признания национальных программ обеспечения углеродной нейтральности.

По мнению экспертов, необходимо создать международную систему взаимного зачета национальных квот на выбросы парниковых газов, чтобы средства, которые предполагаются к уплате в виде потенциального налога и нагрузки на российских экспортеров, оставались в нашей стране и работали на озеленение и трансформацию российской экономики.

Как отметил президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, сейчас мы выходим на взвешенную траекторию имплементации углеродных регуляторов. Но нам надо менять методику оценки поглощающей способности российских лесов. Сейчас наша методика самая жесткая в мире, поэтому она не дает такого результата по оценке поглощающей способности, как в США и Европе.

Параллельно нужно модернизировать и промышленность, стимулируя к интеграции в климатическую повестку. И тогда к 2050 году мы будем иметь хорошие шансы получить декарбонизированную экономику.

Но, чтобы пройти этот путь, одних инвестиций в модернизацию недостаточно. Нужна серьезная исследовательская работа и подготовка кадров. На сессии прозвучали важные цифры: сегодня 40% технологий, необходимых для углеродной нейтральности, не существуют, а 35% находятся на стадии прототипа. Государству и бизнесу необходимо сотрудничать с академическими институтами и научными организациями. Как отметил председатель координационного комитета проекта «Зеленая инициатива» Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) Эрнесто Ферленги, такие проекты в России есть и большую роль в них играет РЭУ им. Г.В. Плеханова. «Впервые в России университет создал виртуальные образовательные платформы, нацеленные на устойчивое развитие новой зеленой экономики. Здесь будут готовить новых специалистов для отрасли. Это важный пример для других вузов, которые могут подключаться к научно-образовательному альянсу», — отметил он на сессии.

По прозвучавшим на сессии мнениям, бизнес ждет от вузов специалистов широкого профиля, готовых к изменениям в отраслях, технологиях и экономике в целом. Это и инженеры, и финансисты, которые могут быстро адаптироваться к решению новых задач энергоэффективности и зеленого инвестирования.

Что дальше? Хотим заострить внимание на важной проблеме. По сути, мы оказались на исторической развилке: по какому пути пойти в рамках глобальной климатической повестки, чтобы не оказаться в стратегическом проигрыше? Как превратить риски и угрозы, связанные с климатической повесткой, в конкурентные преимущества России? Какие барьеры существуют и как их преодолеть на пути к лидерству?

От точности ответов на эти вопросы зависит эффективность зеленой трансформации российской экономики. Получить такие ответы позволяет только совместная работа всех ключевых сторон: государства, бизнеса и научного экспертного сообщества. Важный шаг в этом направлении сделан на VI Восточном экономическом форуме.

Россия готова к зеленому переходу: как пройти этот путь?

Какие условия могут позволить относительно быстро и выгодно перейти к нулевому углеродному следу? Подведем итоги экспертных мнений и предложений Плехановского университета, прозвучавших на недавних международных форумах, в том числе примеров из зарубежного опыта. И составим топ-10 возможных действий для нашей страны.

1. Российская Федерация должна ускорить создание национального или наднационального (в рамках ЕАЭС/ТС) углеродного рынка. Субъекты Российской Федерации должны стать активными участниками процесса достижения углеродной нейтральности экономики.

2. Необходимо обеспечить снижение рисков, связанных с введением в ЕС трансграничного углеродного регулирования. Необходим запуск системы торговли выбросами на общенациональном уровне. Требуется гармонизация и унификация в методиках по углеродной отчетности.

3. Необходимо проводить политику наибольшего благоприятствования для климатических проектов на территории страны, включая использование механизма государственно-частного партнерства и стимулирование привлечения зарубежных инвестиций. Следует разработать и внедрить национальные стандарты оформления результатов климатических проектов, признаваемых на международном уровне.

4. Следует стимулировать развитие новых технологий захоронения и переработки углерода в естественных и высокотехнологичных создаваемых условиях, а также проработать стандарты и законодательную базу с учетом международного опыта.

5. Климатическая повестка становится приоритетной для бизнеса. Новая культура ESG приводит к переориентации инвестиций. Необходимо расширение практики внедрения ESG-принципов в корпоративное управление для достижения ОНУВ (определяемого на национальном уровне вклада в рамках реализации Парижского соглашения).

6. Необходимо изучить зарубежную судебную практику, которая свидетельствует о растущем запросе общества на повышение климатической ответственности бизнеса, для определения потенциальных рисков и формирования эффективного национального регулирования.

7. Для декарбонизации потребляемой энергии и сокращения операционных выбросов необходимо создать новые генерирующие мощности на возобновляемых и низкоуглеродных источниках (вода, солнце, ветер, атом), перейти с угля на менее углеродоемкие виды топлива в теплогенерации, развить рынок зеленых сертификатов на электроэнергию и т.д.

8. Для снижения углеродного следа необходима реализация мероприятий по увеличению поглощающей способности лесов.

9. Отмечается растущая потребность в кадрах для зеленой экономики. Необходима подготовка специалистов в области ESG-трансформации, декарбонизации промышленных производств, реализации климатических проектов, сопровождения механизмов обращения углеродных единиц, зеленого финансирования и т.п., в том числе за счет увеличения количества образовательных программ среднего профессионального, высшего и дополнительного образования.

10. Необходимо вести просветительскую деятельность по вопросам изменения климата, декарбонизации, зеленого финансирования и устойчивого развития, стимулировать внедрение принципов экономики замкнутого цикла и изменение потребительских привычек.

РЭУ Аналитика, специально Прокремлёвскому СМИ.

Не пропустите

В Архангельске строят жильё для «аварийщиков»
СЗФО
9
СЗФО
9

В Архангельске строят жильё для «аварийщиков»

Rainbow - 20/05/2022

Россия. Архангельск. Rainbow. 20 мая 2022 года. В Архангельске в 2022 году в рамках нацпроекта «Жилье и городская среда» из…

В палате для буйных психбольницы в Бутырке устроили майнинг-ферму – источник
Москва
16
Москва
16

В палате для буйных психбольницы в Бутырке устроили майнинг-ферму – источник

Rainbow - 20/05/2022

Россия  Москва. Rainbow. 20 мая 2022 года. В Москве бывший заместитель начальника СИЗО, начальник отдела охраны Бутырки Андрей Цыганов обустроил…

Польша предложила ЕС вывозить украинское зерно через свою территорию. За деньги
Балтия
20
Балтия
20

Польша предложила ЕС вывозить украинское зерно через свою территорию. За деньги

Rainbow - 20/05/2022

Польша. Варшава. Rainbow. 20 мая 2022 года. Польша потребовала от ЕС помощи в экспорте зерна с Украины через польскую территорию.Об…